АБСТРАКЦИОНИСТ

Больше всего людям нравится то, что когда то всё исчезнет и быльём былое порастёт. С таким восторгом никто давно никаких выставок не принимал, как экспозиции иного, пост-апокалипсичного Иркутска, который и ушёл под воду и вдруг стал рассадником рептилий…

Таких восторженных рецензий ну в абсолютно рекордном количестве я давно не упомню, потому что всё это становится как чья-то мечта, удачно раскадрированная художником Степаном Шоболовым. Город, его больше нет. Город, которого больше никогда не будет…  Всё превратилось в ужасающе сдавленной толщей воды гигантский аквариум, в котором вместо людей кружат супер рыбы или иные полу птицы, который наконец кем-то завоёван! нет ничего мучительнее ожидания конца, который никогда не наступит и только фантазия Художника может положить череде пустых дней-лет, бесконечной статичной замшелости. Нет ничего ярче простой радости разрушения—дети знают в этом толк, а мы подзабыли… Но взрослые гораздо скорее разрушают любые отношения, боготворя зачем-то материю… Нет ничего что было бы так нелепо—как обожание сверх перемен, желание всё вывернуть –с таким успехом дети лишь играют, а взрослые претворяют мечту о крахе всего с собой… Тысячи судеб. Сотни похожих драм. Невероятное упорство в уничтожении себя и близких. Жизнь потворства себе непременно будет иметь печальные побочные последствия. Если тебе кажется таким трудным дисциплинировать себя, чтобы делать нечто важное, то вот он и результат—муки и боли. Если человек может заставить себя сделать самое нужное, то он почти освобожден от бреда рутины. Ради удовлетворения можно вытерпеть тяжкое. Если не мечта и не цель—то остаются только абстракции страха, которые воплощаются. Сам ужас покинутости тут же отражается в новой связи, вся боль разлук сквозит в близких.

Мы много говорим со Степаном Шоболовым о опытах странствий по жутко-родной Азии. По тому разложению, буйноцветию, истомлённой прелести и навязывании всяких кайфов, на которые каждый насмотрелся в свой час под самыми разными углами зрений в Азии… Там так печёт, что кажется ещё час-два и этот свадебный торт растопится и потечёт в море –а море такое горячее, что даже не хочется в нём прятаться. Патайя с её пакетами в теплоте также бессмысленна как мыльная грязная вода для обмывания разгорячённых тел. Анкор-Ват – руины некогда шикарной духовной цивилизации также омывают волны прибоя туристов и пены местных, также всё стоит и цветёт и тлеет в вечно горячей стране. То неотступное пекло, та давящая пелена дней так напряжённо-одинаковых вся стала вдруг Иркутской явью, застывшем одним и тем  временем года, где нет никаких перемен.

Перед сном или отъездом стоит внимательно выписать на лист бумаги все свои страхи, слабости и ужасы. Затем стоит безжалостно зачеркнуть их. Поскольку страх—абстракция… Просто заставить свой ум осознать, что это даже не твои враги, а лишь тени от ума же… И те страхи-страсти растут в геометрической прогрессии как джунгли, в которые ты уходишь. И становятся всё прозрачней тёплых вод Меконга, в которые ты можешь сам раз нырнуть.

Мальчишеская радость, бесстрашие бесконечных купаний в вечно тёплой надёжной реке. На самом деле, страсть к разрушению компенсируется, гасится не контрастным климатом. Вечной мечтой о настоящем потеплении, в котором мы как вечные рыбы начнём плавать

Комментарии: 2 комментария

  • Там, где одни видели абстракцию, другие видели истину.

  • Очень глубокие и полезные размышлени и много интересного я бы советовал молодому читателю почитать.Мне нравиться.

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста