Музеи Дрездена. Порцилан

 

 

Увидеть Сикстинскую капеллу и Мадонну Рафаэля воочию я даже не мечтал. Просто с детства ей любовался. На марках. И вот я в Дрездене. Ночь в музеях Нереальность воплощенной мечты всегда представляется странным сным—оно немудрено, самые яркие сны мы лелеем и они воплощаются неизбежно. Вопрос в том, придаем ли мы потом—когда всё пришло—им такое значение. Чаще всего уже нет. В детстве собирал марки. И на них было всё—и Рафаль с его Мадонной и Сикстинской капеллой и данная Рубенса и много чего ещё. И увидеть эти картины в подлиннике—живьём я даже просто и не мечтал ведь. Но ирония судьбы, устраивающей нам с лёгким паром, когда обморожены и дающее нам белое Солнце пустыни, когда мы задыхаемся от боли и обид… Всё приходит—чаще, когда уже не ждёшь и верить устаёшь что тебе светит. Мечта—если она была искренней—навсегда остаётся таковой—и накрывает.

Живя уже дней десять в Дрездене и узнав, что вот в конце сентября 2016г. Будет ночь открытых дверей  всевозможных музеев Дрездена, вмиг опешил. Цена одного билета даёт право посещения всех музеев: и фарфорового и кладовой драгоценностей Саксонских королей и музея техники и паровозов.

Запомнилась немецкая пара, одетая в старинные реконструкционные костюмы времён Шерлока Холмса—мода тогда в Европе была одна—мужик в костюмчике классического английского лорда, его фрау в чопорном капоре. С любезностью, присущей немцам, они не отказали в сэлфи с сибирским бродягой, так много времени трясшимся в детстве над марками, что его видения осуществились, кулиса времён приоткрылась, вдруг попал в самую сердцевину Европейской культуры. И деньги на билет нашлись и жить было где и есть что есть—не угнетали встречные тучи, преследующий меня холод суровых небес всюду. Было тепло. Рядом была добрая Петра. Можно было не шарахаться от собственной тени как нищий во дворце его двойника принца.

Мы с Петрой поочерёдно покатались на смешных и немного громоздких велосипедах XIX века—с очень большим чаще передним колесом, на которое надо взбираться ещё по стремянке и крутя педали даже на месте—велик приподнят—думать—а не грохнусь ли я как белка в колесе—с колеса-то?..

 

Сложно описать всё изысканное искусство европейских и не только мастеров

Керамики—невероятно роскошных сервизов—фамильных реликвий двора  саксонских дворов и их королей. Порцилан. Так кажется то у них называется. То есть блюда для порций. Все очень прагматично. По ситуации и название. Ходить сквозь толпы туристов в залах музеев можно очень долго. Но лишь представив себя наедине со всей той роскошью—иллюзия обладания бодрит.

Комментарии: 2 комментария

  • Все спеиалисты говорят Дрезден — на 100% город для культурного досуга. Но в этом качестве он не просто хорош, а выше всяких похвал. Те кто против культурного досуга абсолютно ничего не имеют, будут немного недоволены лишь тем, что провели в Дрездене слишком мало времени.Во время Второй Мировой город прилично подровняли по отношению к земле, после нее он был оперативно воссоздан заново нашими — не стоит забывать, что Дрезден находился в составе ГДР. Теперь они успокоились — бюргеры чинно-благородно выпивают, закусывают до девяти часов вечера и идут баиньки.

  • В армии в Дрездeне побывать приходилось,но ни 1 галереи не посетил,о чем счас сожалею

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста