НЕ ТАК ДАВНО весь понедельник,  весь  рабочий !(!) день на съемках фильма. Роль начальника охраны Хрущёва. Пришлось сбрить бороду. Надевши китель, убедился, съёмщики монголы не обознались: влит в среду 67 органично. До того играл охранника Ивана Грозного в Москве. Через полгода гл. героя расстреляли… на Рублёвке как олигарха. Теперь я в белой рубашке, выбрит, обут в хромовые сапожищи.
От этого мне и странно и грустно. Лицо за дюжину лет, что я был в бороде, стало жёстко. Скошенный подбородок не хуже чем у Берии, разве что глаза не маслянисто-вкрадчивые. Лицо резко вырезано, сухой рот, совсем безэмоциональные манеры создают Терминатора.
Сейчас снимается сцена в загородном особняке местного олигарха, жену которого как-то  вытаскивал из тюрьмы интерьвюями… Теперь я как аист шагаю по мраморным лестница, смотрю в камеру с соломинкой в туго сжатых губах и понимаю, что это ёщё один штрих.
Атмосфера крайне дружелюбная, расслабляющая. Мне дано право тут и писать репортаж. Никто не прикрикивает, не одёргивает, не строит почём зря. Даже сапоги снять позволили.
Играть монстра от НКВД мне не зазорно. Адепт-то карательной системы наследственный! Какая разница, в какой форме людей выбивать из строя, психиатрически ли политически!
Вся моя роль без слов заключалась в том, чтобы на шикарном крыльце дорого особняка встречать гостей и в финале подойти к Хрущеву и шепнув ему на ухо код сдачи гл. героя, просто в пафосном нацистском апломбе стоять руки за спину и спесиво смотреть в даль…
Немного ту роль сперчил флиртом перед камерой с застольными дамами и поглаживанием  жены монгольского героя, которая бежит вслед уходящему из злого дома оппозиционеру… Всё в руках всемогущих органов, когда-то была тень раздора, сеянного ещё большевиками и убеждённо воспринятого почти всем социумом—что ни делай—и посадят и всё отберут.
И конечно нам всем теперь неприятно смотреть в кривое зеркало истории, когда о славной Советской эпохи достаются такие сценки, где все друг друга сдавали и были рады рабству. Но как сымпровизировать роль палача при Царе так, чтобы все поверили, передёрнулись и никто не сомневался в том, что так скорее всего и было? Да используй страх большинства!
Кино роли тем и хороши для актёра, что они высвечивают в тебе скрытые тенденции, при их перезапуске через тебя, подключается эгрегор, тогда всё удаётся с блеском, все в шоке. Давно—с юности изучаю феномен диссидентства примером биографий репрессированных и также долгими кухонными диалогами с каждым врагом-жертвой тоталитарной системы.
Так вот—главное что отличает любого нищего изгоя от влитого в систему потребления — отвращение к благам сего ветхого мира и попросту слабые нервы, не дающие возмужания. Поймал себя на мысли, что ни стоять в очередях, ни ехать в трамвае, ни побыть в одном ряду с обычными гражданами сразу после съёмок в фильме «Цэдэнбал» я просто не могу!

P.S.

Цэдэнбал Юмжагийн руководил страной на протяжении более чем 40 лет. Его жена Анастасия Ивановна Филатова-Цэдэнбал, родом из России, после его ухода в мир иной не уставала повторять: «В монгольском прошлом было немало народных героев, но великих только два: Чингисхан и Цэдэнбал…».

Генеральный секретарь в 1940-54 и 1981-84 г.г; в 1958-81 – 1-й секретарь ЦК Монгольской народной революционной партии. В 1952-1974 г.г. – председатель СМ МНР. Председатель президиума Великого народного хурала МНР с 1974 года. В 1984 году по решению Монгольской Народно-Революционной партии по состоянию здоровья был отправлен в отставку. В 1990 году исключен из МНРП.

Юмжагийн Цэдэнбал родился в 1916 году в семье скотовода. Многое взял от аратов. Степенный, сдержанный, мягкий, доступный в общении, умел и работать, и ладить с людьми. Надо было видеть: как только случался чжуд (обледенение снежного покрова на пастбищах), он где на “газиках”, где на вертолетах пробивался в самые отдаленные аймаки, чтобы поднять дух у аратов, на месте решить вопросы по спасению скота. Товары для монгольских детей сделал самыми дешевыми среди стран социалистического лагеря. Очень радовался, когда численность населения превысила полтора миллиона человек. С почтением относился к старикам.

Монгольские учёные-документалисты считают, что за 44 года на посту главы партии и государства Ю.Цэдэнбал «внёс огромный вклад в развитие страны, в повышении благосостояния своего народа, в укрепление независимости страны и мощи оборонной сферы».

За годы работы на этом посту он заложил начало развитию легкой и пищевой промышленности, высших учебных заведений. В 50-ые годы практически всё монгольское население стало грамотным, и за это Монголия была награждена премией ЮНЕСКО. Численность населения, .составлявшая в 1940 году 750 тыс.человек, к 80-ым годам достигла 2 миллионов. В городах Дархан, Чойбалсан, Эрдэнэт, Хотол и Багануур созданы промышленные центры.

Если в 1940-е годы суверенитет Монголии признавала только одна страна, то к 1984 году дипотношения Монголия установила с 94 государствами мира. За этот период Монголия стала членом около 60 международных организаций. За заслуги перед родиной маршал Ю.Цэдэнбал был удостоен звания Героя труда…

Внешняя политика была направлена на укрепление связей с бывшим СССР, однако при этом Цэдэнбал резко сопротивлялся планам превратить Монголию в одну из союзных республик, говорится в сообщении. Во время политических разногласий между СССР и КНР он решительно встал на сторону СССР. Осмотрительный, тактичный Цэдэнбал обычно шел в фарватере советской политики, но порой проявлял и самостоятельность. Как ни просил Никита Хрущев демонтировать памятники Сталину, они в Монголии долго продолжали стоять.

Казалось, ничто не угрожало Цэдэнбалу, но в августе 1984 года будто гром грянул среди ясного неба: главного даргу (руководителя) Монголии освободили с постов Первого секретаря ЦК МНРП, председателя Великого народного хурала, причем, как официально сообщалось, “с учетом состояния его здоровья и с его согласия”. Многие, недоумевая, считали, что так распорядился, видимо, Кремль, делавший ставку на омоложение руководящих кадров в братских странах.

В 1984 году Цэдэнбал переехал вместе с женой Анастасией Ивановной Цэдэнбал-Филатовой и сыновьями Владиславом и Зоригом в Москву. Новые власти Монголии не разрешали ему провести даже отпуск на родине, что также способствовало забвению дарги. На похоронах в 1991 году на Улан-Баторском кладбище “Алтан Ульгий” присутствовали лишь родные и близкие друзья. В настоящее время Анастасия Ивановна Цэдэнбал-Филатовой и сына Владислава уже нет в живых.

Президент Монголии господин Багабанди, президентским указом реабилитировал бывшего руководителя Монголии Юмжагийна Цэдэнбала, восстановив все его награды и звание маршала. В сентябре 2006 года на площади перед зданием Академического театра драмы в Улан-Баторе состоялась церемония закладки фундамента памятника Цеденбалу.

В сентябре 2008 года по телевизионным каналам Монголии был показан пятисерийный документальный фильм «Маршал Юмжаагийн Цэдэнбал». Он посвящен жизни и деятельности человека, 40 с лишним своей жизни возглавлявшего МНРП и монгольское государство.

Над созданием ленты 13 лет работал известный документалист, бывший оператор национального телевидения, земляк Маршала Ч.Тогтох. Он же является сценаристом, режиссером и оператором фильма. Использованные материалы взяты из киноархивов Российской федерации и Китая.

В 2016 году исполняется 100 лет видному политическому деятелю Монголии маршалу Ю.Цэдэнбалу. По случаю этого юбилея планируется снять фильм “Последние семь лет” и его сценарий будет написан по воспоминаниям его сына Ц.Зорига.

Как русская красавица Настя заслужила памятник в Монголии

В день рождения легендарного маршала рассказ о нём будет неполным, если не упомянуть о его семье и, пожалуй, не менее легендарной супруге Анастасии.

Со времен Чингисхана ни об одной женщине под небом Азии не ходило столько мифов, как об Анастасии Ивановне Филатовой из рязанского города Сапожка. В Монголии ее знают как супругу Юмжагийна Цэдэнбала – красивую, влиятельную и властную женщину, много сделавшую для охраны материнства и детства в стране.

Отрадно, что сегодня к Анастасии Филатовой и Юмжаагийну Цэдэнбалу отношение в Монголии резко изменилось, хотя долгое время оно, мягко говоря, было прохладным. В Монголии признают, что Ю.Цэдэнбал и А.Цэдэнбал-Филатова заслужили долгую память благодарных потомков. В 2006 году в Улан-Баторе по инициативе великого чемпиона по борьбе японского профессионального сумо Якузано Дагвадоржа установлен памятник А.Цэдэнбал-Филатовой.

В 1947 году (по восточному летосчислению — в год Свиньи) по Великой степи поползли невероятные слухи. Молодой партийный начальник Ю.Цэдэнбал, правая рука маршала Х.Чойбалсана, вернулся из Москвы в Улан-Батор с русской женой. Поговаривали, что Кремль решил внедрить в окружение маршала русскую разведчицу с тем, чтобы следить, правильно ли монголы переходят к социализму. Между тем идея этой женитьбы принадлежит Николаю Важнову — политическому советнику Х.Чойбалсана.

К соседям Важнова по московской квартире захаживала их близкая родственница из рязанского города Сапожка Настя Филатова, секретарь комсомольской организации Министерства торговли СССР. Важнов познакомил Ю.Цэдэнбал с Настей.
Сын Важнова будет потом вспоминать: «Когда Цэдэнбал сказал отцу, что девушка Настя ему понравилась, отец сообщил об этом по инстанции в ЦК ВКП(б). Там за это уцепились и сказали: «Все сделай для того,
Показать цитату целикомПоказать всю переписку
Однажды, сидя на скамейке в парке, Ю.Цэдэнбал притянул Настю к себе. Вдруг возник милиционер: «В общественном месте? Ваши документы!» Его ухмылка парализовала Ю.Цэдэнбала. Но тут поднялась Настя и, тесня милиционера, как танк, отчитала его на отборном сапожковском наречии. Ю.Цэдэнбал смотрел на возлюбленную со страхом и восторгом. Он понял, что с Настей до конца жизни будет как за каменной стеной. И не прогадал.

Анастасия Ивановна вела небывалую кипучую общественную деятельность. В пятьдесят с небольшим лет А.Цэдэнбал-Филатова организовала Детский фонд, первый национальный институт такого рода в Азии. У нее появился официальный статус, власть над многими людьми, отчасти даже над руководством страны. Анастасия Ивановна вошла в число ключевых фигур государства, может быть, в первую пятерку.

Особенно по-хозяйски вела себя первая монгольская леди на строительных площадках Улан-Батора. В брюках и в рабочей куртке нараспашку она походила на заправского прораба; вокруг нее крутились проектировщики, экономисты, бригадиры, занятые на сооружении Молодежного парка, Станции юных натуралистов, Дворца пионеров, Дворца юных техников, Дворца молодежи, плавательного бассейна… В выходные дни на площадках появлялся с лопатами даже Цэдэнбал и все члены высшего руководства. Пройдут годы, и многие люди, работавшие с ней, под ее началом, будут вспоминать: «Она же старалась для нас, для наших детей, а мы часто бывали медлительны, заторможены; ее деятельная натура не могла с этим мириться».

Встреча Анастасии Ивановны Цэдэнбал-Филатовой с Генсеком ЦК КПСС Л.И.Брежневым. Фото legendtour.ru.

В те годы Анастасия Ивановна вознеслась на вершину могущества. Анастасия Ивановна добилась от Л.Брежнева очередного подарка для Монголии — два построенных в Улан-Баторе дворца объявили дарственными объектами советского народа. Об этом она писала так: «…Леонид Ильич прилетел в Монголию в ноябре 1974 года после владивостокской встречи с президентом США Фордом. Замечу, что Брежнев был весьма галантным мужчиной. Зная, что я рязанская, каждый раз при встрече он читал мне стихи Есенина, проявлял другие знаки внимания. Как было не воспользоваться этим? И вот я принимаю гостей. Под предлогом показать Брежневу его апартаменты зову подняться на второй этаж.

Мы присели за столик, и со свойственной мне горячностью я стала убеждать Леонида Ильича, какой это был бы прекрасный с советской стороны жест — объявить оба построенных дворца советскими подарками монгольской молодежи. «Никто другой не мог бы здесь оставить такую добрую о себе память!» — говорила я. «Ну, ты слишком много хочешь, — засмеялся Брежнев. -А где тут у вас телефон?». Брежнев стал звонить в Москву Суслову и, видимо, заручился его согласием. Час спустя на заседании Политбюро ЦК МНРП, хитровато улыбаясь, Брежнев похлопывал себя по карману: «А у меня тут для вас кое-что есть!» Он объявил об очередном советском даре монгольскому народу — Дворца бракосочетаний и Дворца юных техников. Монгольское правительство ликовало! А кто-то из окружения Брежнева сказал мне полушутя: «Ты, Настя, дороговато обходишься советскому народу…».

Свыше 40 лет правивший страной Юмжаагийн Цэдэнбал в 1984 году по состоянию здоровья был отстранен от работы. Он лечился в Москве, а в последние 18 лет фактически находился под наблюдением КГБ.

После отставки Ю.Цэдэнбала в семье все оказались по-житейски беспомощными. Но Анастасия Ивановна сумела взять себя в руки и так повести дом, чтобы муж продолжал спокойно жить. И это был подвиг, ведь она оказалась совсем не в той Москве, куда их с мужем приглашали на государственные приемы в Кремль и где она, белокурая, молодая, цветущая, блистала.

Ю.Цэдэнбал целыми днями сидел у себя в кабинете, сосредоточенно писал, а по утрам Анастасия Ивановна находила его записи в книгах или клочки бумаги у себя под подушкой: «АИ — подарок судьбы», «Бог дал мне умную, деятельную, добрую жену», «Я благословляю тот час и минуту, в которые я познакомился с ней, сколько она сделала и делает для меня». Осталось не так много до прощания с жизнью, он это знал и не мог уйти, еще и еще раз, не признавшись в любви. Анастасия Филатова-Цэдэнбал, мать его двух сыновей, оказалась единственной защитницей Ю.Цэдэнбала.

Сыновья болезненно переживали отставку отца. Особенно страдали, когда отца лишили маршальского звания и высоких наград. Анастасия Ивановна, которой пришлось возвращать сотрудникам монгольского посольства в Москве награды мужа, оставалась опорой для своих мужчин. Ее изобретательный ум по-прежнему был направлен к единственной цели — оградить Ю.Цэдэнбала от любой неприятной информации. Она постоянно прятала от него газеты, отбирала почту, следила за тем, чтобы никто из зашедших в дом этого не касался. Ю.Цэдэнбал ничего не знал, иначе была бы глубокая психологическая травма.

Он не знал и о том, что из Улан-Батора приехали работники монгольской прокуратуры, вызывали Анастасию Ивановну в посольство для бесед. По словам Анастасии Ивановны, приезжие прокуроры встречались с ней, чтобы подобраться к Цэдэнбалу, изучить возможности транспортировки его на родину для предания суду. Не исключено, что в кипящем политическими страстями Улан-Баторе начала 1990-х годов Цэдэнбала ожидала судьба Чаушеску.

Памятник Анастасии Ивановне Цеденбал-Филатовой установленный перед главным корпусом международного детского комплекса «Найрамдал». Фото legendtour.ru.

Ю.Цэдэнбал умер в Москве 21 апреля 1991 года в 21 час 45 минут, по монгольскому календарю — в год Дракона, в час Собаки. Похоронив мужа, а позже трагически погибшего старшего сына Владислава, Анастасия Ивановна жила в нищете. Она не уставала повторять: «В монгольском прошлом было немало народных героев, но великих только два: Чингисхан и Цэдэнбал…». Связка этих имен была для нее не требующей доказательств. Доказательства нужны, если руководствоваться чувством истории. Но они излишни, если речь идет о любви.

Анастасия Ивановна умерла 21 октября 2001 года в возрасте 81 года. Она отошла в мир иной в Центральной клинической больнице, в тех же стенах, где провел свои последние часы Ю.Цэдэнбал.

По настоянию родственников, первая леди Монголии была похоронена в Москве, на Ваганьковском кладбище. Вокруг голубого гроба людей было немного.

Священник читал молитву, и казалось, что душа Анастасии Ивановны наконец-то соединилась с душой Ю.Цэдэнбала и теперь она снова слышит, и всегда будет слышать самую дорогую из известных ей земных молитв, написанную однажды мужем: «Обожаемая, любимая! Прости меня, непутевого… Папа».

Младший сын Ц.Зориг, ученый-биолог, живет в России. Интервью с новой Анастасией Цэдэнбал, внучкой Юмжагийн Цэдэнбала – читайте на АРД,  Биография

Родился в семье бедных скотоводов-дербетов на крайнем северо-западе Монголии в современном сомоне Давст Убсунурского аймака Монголии. В 1932 году северная часть Убсунурской котловины была передана Тувинской Народной Республике, а с 1944 года вместе с Тувой стала частью РСФСР. При уточнении советско-монгольской границы в 1958 году был произведён обмен участками приграничных территорий, в результате которого место рождения Цэдэнбала было передано в состав Монголии.

В 1938 году окончил Финансово-экономический институт в Иркутске.

Выдвинулся на руководящие должности при Чойбалсане, занял должность Генерального секретаря ЦК МНРП. После смерти Чойбалсана в 1952 также стал премьер-министром. Проводил намного более мягкую политику: при нём были освобождены из тюрем многие жертвы чойбалсановских репрессий, был разоблачён культ личности Чойбалсана, однако политика Чойбалсана официально не пересматривалась. Тем не менее, именно на начало правления Цэдэнбала приходится коллективизация сельского хозяйства (осуществлённая в относительно мягких формах), при нём произошло повышение уровня жизни крестьян-скотоводов, внедрение в их среду бесплатного здравоохранения, образования, ряда социальных программ. Начал индустриализацию страны с опорой на массированную экономическую помощь СССР и ряда других стран СЭВ. Сумел исключить из ЦК своих основных соперников, среди которых были Дашийн Дамба (1959), Дарамын Тумур-Очир (1962), Лувсанцеренгийн Ценд (1963), а также «антипартийная группа» в составе Цогт-Очирына Лоохууза[mn], Хоролсурэна Нямбуу и Бандиина Сурмаажава.

Внешняя политика была направлена на укрепление связей с СССР и другими его союзниками. Привёл свою страну в СЭВ. Во время политических разногласий между СССР и КНР решительно встал на сторону СССР. Размещённые на территории Монголии советские войска, в отличие от других союзных стран, не формировали так называемую «группу войск», а непосредственно входили в состав Забайкальского военного округа. Неизвестно, пытался ли попавший в опалу соратник Мао Цзэдуна Линь Бяо бежать именно в цэдэнбаловскую Монголию, но самолёт с Линь Бяо на борту разбился на северо-востоке Монголии в 10 км к югу от горнорудного посёлка Бэрх.

Видную роль в политической жизни Монголии играла и жена Цэдэнбала, русская Анастасия Ивановна Цэдэнбал-Филатова, с которой Цэдэнбал познакомился во время партийной учёбы в Москве.
«Чувствовалось, что это властная женщина и, скорее всего, глава семьи… Кстати, даже в домашней обстановке Анастасия Ивановна называла мужа Цеденбалом. Это резало слух».
В августе 1984 года освобождён от должности Генерального секретаря ЦК МНРП, Председателя Президиума Великого Народного Хурала МНР и отправлен в Москву вместе с женой на лечение. Новым Генеральным секретарём был избран Жамбын Батмунх. Указом Президиума Великого Народного Хурала МНР № 97 от 18 апреля 1990 года лишён звания героя МНР, героя труда МНР, государственных наград МНР и воинского звания маршала МНР. После смерти тело Цэдэнбала было привезено в Монголию, где он и был похоронен с почестями генерала армии. Указом Президента Республики Монголия № 60 от 31 октября 1997 года вышеупомянутый указ был отменён. Центральная улица города Улангома, столицы родного для Цэдэнбала Убсунурского аймака, носит название «улица Маршала Юмжагийна Цэдэнбала». В октябре 2013 года Логийн Цог, председатель Государственной комиссии по управлению и организации реабилитации политически репрессированных и вице-спикер Великого Государственного Хурала (парламента) Монголии, заявил о необходимости создания рабочей группы по изучению возможности полной реабилитации Цэдэнбала.

Заслуга Цэдэнбала состоит в том что при его жизни в Монголии была произведена коллективизация сельского хозяйства, которая не сопровождалась массовыми репрессиями, массовым забоем или гибелью скота, бегством населения за границу, как это имело место в 1930-е годы, когда коллективизация, производимая Чойбалсаном, была отменена из-за совершенно катастрофических её последствий. Во второй половине 1950-х годов, напротив, опираясь на массированную экономическую и техническую помощь СССР, была создана система сельскохозяйственных кооперативов (нэгдэл), опирающаяся на сеть центральных усадеб (сомонов), где были сооружены больницы, школы-интернаты, почтовые отделения, магазины, клубы. Созданная в эти годы эффективная система здравоохранения привела к ликвидации эпидемий и социальных болезней, что привело к тому, что резко сократилась заболеваемость и смертность населения. Это привело к демографическому взрыву — население Монголии, которое до этого на протяжении всего XX века стагнировало на уровне 500—550 тыс. жителей, начало быстро увеличиваться. Созданная система народного образования впервые в истории Монголии обеспечила всеобщее среднее образование для молодёжи. Быстрый рост населения, с учётом ограниченности пастбищных ресурсов для расширения традиционного скотоводства, потребовал создания сети городов-аймачных (областных) центров, а также роста столицы Улан-Батора, но также расширялись и центральные усадьбы (сомоны). В городах и сомонных посёлках создавались учреждения и предприятия, не связанные с традиционным кочевым скотоводством, которые привлекали избыток рабочей силы. В политической области в период правления Цэдэнбала были ликвидированы последствия культа личности Чойбалсана, был урегулирован пограничный вопрос, в результате чего в 1958 году было заключено соглашение о границе с СССР и граница приобрела свой современный вид. В советско-китайском конфликте Монголия заняла сторону СССР, из Монголии были высланы все этнические китайцы, а сама Монголия дала разрешение на размещение на своей территории войск Забайкальского военного округа Советской армии.

Комментарии: (1)

  • да ты тут вылитый Антонио Бандерас , чесслово, надо было только гитару в руки, ёпрэстэ

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста