Листвянка в апреле выглядит как майдан в ноябре—много ветра, мало людей и одна лишь стужа. Заехать в такое место можно, чтобы узнать, что всё закрыто, все не на месте и кругом дуют ветра.

Захожу в гончарную мастерскую,  у прилавка сидят две местные бабушки и обе в красных шапках. То ли одной вязки, то ли для серого волка приманка—ничего личного, просто так совпала картина.

С одной стороны громоздятся с трудом тающие льды, с другой ютятся ветхие хижины рыбаков, а ныне торговцев всякой всячиной, чаще всего давно никому не нужной — турист едет то за теплом.

А тут ветра и лютые пустынные площадки. Разогревы только в закутках за чашкой чего-нибудь… Мир замер перед выбором стужи или света. Да, Солнце высветит, уж почти согреет, но ещё редко.

Дядя Вася мой компаньон по продвижению книжек. На его даче я выбрал пять стоящих старых, в том числе Миклухо-Маклая и ещё несколько банок варенья—всё это мы выставили на продажу…

Только мы встали у музейчика, только порезали сала и налили чая, вдруг дядя Вася с пачкой газет пошёл к людям, раздавая листовки и агитируя за какую-то партию. Так-то пренебречь аппетитом…

Мало прикупил Дядя Вася сувениров по пути в супермаркете—то же и тут продают! За те же цены. Ну и что? Главное же не доход —  сама вылазка. Как в детстве—за сарай вышли, всё съели—рады!

Что касается самих туристов—пару из них тут всё же мимо прошло. Один дядя из Новокузнецка чуть не купил, но я его отвлёк рассказом о парапланах. Оказалось он сам заядлый летун на них…

Ну а летун летуну не указ. Жаль не взял его контактов—надо было приехать туда и вместе слетать. Вот как наши люди развиваются—уж им пеший опыт, метод тыка не нужен—им дай полёты наяву.

Вид из под музея потрясающий—как и всюду на Байкале—снежные горы, льды, пролив и – КБЖД. Да ещё Солнце многообещающе пригревает… Радости, конечно хочется больше—но то ж Сибирь!

Пока паром ходит утром в 9 и ещё вечером. Но скоро май и он будет туда-сюда через час возить… Ах как приятно смотреть, как люди туда сюда возятся, ездят как дети взад-вперёд:  не лень же им.

Однако, позвонили мои распространители из Аэропорта—фирма «Белый Шаман» – всю пачку продали, ещё хотят взять—хорошо идёт, там перед  отлётом, люди спохватываются и берут же  с собой пригоршню байкальских впечатлений—даже втридорога—так оказывается они нужны им.

На это наверно и рассчитано всё в воздушных портах—люди хотят большего, отрываясь от земли. Будто они могут не вернуться ни сюда, ни туда—на всякий случай они хотят взять с собой и чтиво.

У меня  дилемма—как назвать продолжение саги о шаманах «Пути шамана» или «Пути странного пилигрима», поскольку дальше действо будет разворачиваться уж в Испании, Индии—такие пути.

А в целом маленькая жизнь в один день была удачна—мы же ничего особенного и не ждали. То разведка боем. За запахом тайги. Окно в Байкал—Листвянка оказывается наиболее ближайшей.

Конечно, не всё в ней удобно и доступно. Кроме неё самой. Но это же тоже как аэропорт—от этой площадки в обе стороны можно двигаться по любому маршруту—что по воде, что по суше топать.

Если бы не свирепая Сарма—можно было бы тусоваться во всю на мини-набережной—но нет уж. Ветра выдувают все мыслимые променады—остаётся только забегаловки  посещать почём зазря. С собой надо брать омуля и уже дома с чем-нибудь его и употреблять, смакуя Байкал как фильм.

А утром у нас опять выпал снег. И вчера и сегодня и наверное завтра с утра метёт метель…  Хотя конец апреля уже—должно быть очень тепло… Но не в Сибири—тут это скорее всего затянется.

С вышеописанным дядей Васей мы потом повздорили. Не продав ни одной безделушки, книжки, вечером посидели с чаем с вареньем — всё-таки с дачи он у себя захватил перу банок домашнего.

Взяв почитать у него книжку Миклухо-Маклая, решил её придержать, поскольку с досады за тот тщетно потраченный день дядя Вася почти силой отобрал у меня мою книжку — что не хорошо.

nor

И вот он внезапно, не дав дочитать и даже раскрыть Маклая, через день начал мне звонить с установками подчинить свой распорядок дня его прихотям—что конечно меня взбесило. Потом дошло и до книжки. Он начал меня караулить и пасти у дома — представьте себе 140-кг дядьку, еле вылазящего из своего джипа и притаившегося в подъезде радо того, чтобы самоутвердиться. Конечно дело не в книжке—нужен был ему повод подчеркнуть свою правоту, тем более, что и его сына, который с ним не общается тоже зовут Миша—ну и вот, этот мастодонт решил во что бы то ни стало продавить свою правоту, поставить другого Мишу на место—прыть в том явно отцовская.

Родительские программы самые коренные, с ними спорить случайному прохожему не приходится — даром это не проходит, кому какое дело, что ты явно под критерии сына залез—тебя затопчут… ну и что, что вы вроде бы решали делать совместные дела на каком-то этапе? Ты же не зауважал?! Неуважение старших плюс обиды на не внемлющего отрока становятся уж просто взрывом мозга. Вот дядя Вася дежурил-караулил меня в квартиры дома в подъезде, наконец-таки поймал- застал! «Попался!»— сказал зловеще и начал требовать старую, потрепанную книжку—и это бизнесмен!!! Что у них на уме не знаю—комплексы у них чаще всего трёхлетнего ребёнка—«Дай!, Моё! Хочу!»

До сих пор с превеликим передёргиванием вспоминаю одного такого же типичного бизнесмена. С ним я познакомился поздним вечером как-то на Ольхоне—он видите ли специально приезжает на Ольхон, чтобы развести костёр и посидеть у огня, глядя в вечерний закатный Байкал. Так вот, он между прочим нарыл целую кучу земли с крутого берега и скинул этот дёрн просто в воду—для затушки огня, а то, что эти грунты тут из-за выветривания почти не восстанавливаются—ему что?

Так вот, сидим, мы общаемся, философствует, тут подходит к нам молодой норвег и угощает нас каждого шоколадкой «ДАФ» — каждому по одной. А поскольку мы выпивали—закусили первой, вторая осталась у меня. И вот, не проходит и получаса—этот дядя Вася-2 требует отдать ему мою. «Отдай!» Он таким тоном это сказал—как будто я ему вообще всё и во всём должен. Голос его с капризно-приказной интонацией, во что б то ни стало желающего забрать шоколадку ли книжку будет мне сниться как кошмар. Слушайся меня. Отдай мне моё, не перечь—подчиняйся, понял?!

И эти дяди на полном серьёзе, эксплуатируя чужую отзывчивость и желание идти навстречу во что бы то ни стало хотят подчинения себе, удовлетворения своих низменных инстинктов—а сколько я отпиарил по самое не хочу таких пузатых делоёбов—их просто целый отряд—и всё ведь задаром – лишь бы их эго, их хочу было сыто—лишь бы они не ощутили себя потеряшками—какашками в этом качающемся мире грёз.

Верить, что кто-то оценит твои усилия в общении быть приятным и взаимополезным не приходится—тут действует принцип—давай, давай, а кто ты – это не вопрос. Постараться проучить—дашь на дашь эти люди воспринимают как оскорбление, то, что в любом общении идёт обмен энергией обоюдный, не односторонний, эти отцы самодельной демократии не воспринимают. Что люди всегда взаимно влияют, корректируют друг друга обоюдно—им пшик. Очередной заскок очередного дяди Васи, которому отдали задаром твою новую книжку за так—или выдернули твою шоколадку или просто нахаляву получили кучу статей о своей дури—это что?

Комментарии: (1)

  • Кто знает, может быть шоколадка МиклухоМаклая поможет вылечить этих бизнесменов- норвегов.

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста