Семья Исаковых обживает исторический старый дом

У нас не принято писать о том, кто переезжает в Иркутск. По ощущению от публикаций—все только и делают—что уезжают отсюда подальше… Но на самом деле Иркутск всегда притягивал очень много активных жизнелюбивых сограждан. До революции то был богатейший финансовый центр Евразии. Особняки, в том числе деревянные—памятники той очень зажиточной эпохе.

Поиск старины через мусор

Делая ремонт на кухне столкнулся с проблемой вывозки мусора. Его набралось не много ни мало—более 70 мешков с одной только кухни. Как его вывезти быстро и просто—было проблемой. И тут друзья подсказали имя Павла Исакова—бывшего свирчанина, ныне живущего в старинном доме. Он работал в Восточно-Сибирском речном пароходстве и до сих пор остаётся капитаном—и только летом, в навигацию.

Остальной не сезон-вывозит мусор

Казалось бы такой прозаический труд, но общения с самыми разными слоями населения у него ничуть не меньше чем у журналистов или криминалистов.

— Живу не так давно на улице Карла Либкнехта, дом 43А уже целый год. Это усадьба купца Александра Вержба. Это флигель –первый этаж, он памятник архитектуры города Иркутска. Эту квартиру мы купили всего год назад. Насколько тут уютно и психологически комфортно—можем оценить теперь только. Чем был обусловлен наш выбор? Вся моя жизнь прошла в частном доме, недалеко от Иркутска—в пригороде: в Свирске Черемховского района.

Вся моя жизнь и в детстве и в юности была связана с проживанием в частном секторе. Но с другой стороны мне понравилось, что центр Иркутска довольно таки оживлен. Тут куча возможностей и пересекается много всего интересного. Выбирая примерный дом семье—образ был изначально создан.
Образ решает всё

Надо было только его реализовать. Такую вот просторную двушку мы и нашли в самом центре города. Приложили максимум усилий, для того, чтобы реализовать свою мечту сделать полный ремонт внутри. Дом-особняк был нами сразу всеми облюбован. Считаю, что жить здесь просто прелесть. Мы же большую часть времени в существующих стереотипах удивляем где жить—а не с кем и не как жить. Мои соседи—замечательные люди. И дом наполнен просто очень положительной энергетикой. Здесь с одной стороны ты живёшь как в своем доме в деревне, и вот только ты вышел—два шага и ты в самом центре крупного города. Для меня это как пройти невидимый портал. Ты вдруг в мегаполисе. На дворе 2020 год. А ты из 19 века вышел! Это никакое не преувеличение—а самая настоящая метаморфоза—из прошлого в настоящее, назад в будущее. Что само по себе сногсшибательно.

Деревня с видом на мегаполис

Только что ты порубил дрова, затопил гигантскую голландскую печь и… вот ты уже вдруг в разгаре 21 века. Впрочем, с первой встрече дом этот меня отнюдь даже меня и не поразил. Изначально я был даже расстроен тем, что с северной стороны некоторые бревёшки были немного подгнившие. Но потом, когда проанализировал остальные варианты, понял, что лучшего мне своей семье не найти. То есть за полтора-два миллиона рассыпающиеся гнилухи—это конечно ужасно. В первую очередь меня поразили те самые знаменитые иркутские кружева, которыми славен старинный Иркутск. Изящество и качество выпиленных орнаментов. Обаяние наличников, украшенных ставен, всё это, конечно, меня сразу поразило. С другой стороны –здесь более 20 лет не было проведено никакой воды. Это хорошо сказалось на атмосфере внутри дома, а ещё лучше на его цене! Став с годами и электриком и сантехником, всё-то сам себе сделал быстро. Септик, например.

Земля на срезе времен

Благодаря этому увидел Иркутск в срезе земли платы времени. Снимая слой за слоем землю, не будучи археологом, наглядно увидел, что полтора метра земли–то попросту строительный мусор. Прежде всего, обгорелые деревяшки
Как известно, Иркутск сильно погорел в 1879 году. Этот дом чудом пережил тот роковой пожар. Это было 1 июня. Генерал-губернатор уехал в Москву. Всё высшее руководство губернии тоже находилось в отлучке. Поэтому центрального руководства пожарными дружинами не было никакого.

Строили раньше на века

Уровень безопасности и оснащенности в те времена был не на высоком уровне. Сгорели архивы, очень много важных документов. В том числе и документы на постройку этой самой усадьбы Вержбы. Но дом был цел.

Насколько смогли раскопать краеведы—это именно допожарная постройка. Желание моё одно—жить и наслаждаться антикварным жильем. Оно очень ценно – это ощущение путешествия в прошлое и мгновенное чувство бытия. Все многоэтажки нас исподволь зомбируют, да ещё в ипотеке. Так что мы наконец просто счастливы и тем, что можем проводить. Тут выступал поэт Андрей Юрченко и поющий таксист Дмитрий Кузнецов и Елена Лисовская.

Ползком ради безопасности

Чтобы проверить устойчивость дома Павел буквально оползал его под полом. Убедился, что фундамент из песчаника ещё переживёт любой современный бетон. Тогда как стены сруба сделаны из не слитой смолы сосны – что само по себе тоже долговечная гарантия качества постройки—ведь смола мощнейший антисептик от паразитов. И степень её присутствия в древесине повышает её износостойкие свойства на века! Современный брус, как правило избавлен от смол почти полностью. Так что старый дом и новодел – две большие разницы, считает Павел Геннадьевич Исаков.

Михаил Юровский

Комментарии: 4 комментария

  • Своой дом — это как Вселенная и ты в ней хозяин — очень хорошо!

  • При чтении статьи был небольшой диссонанс между фотками и текстом.
    В тексте про кружева, а на картинках какие-то Иркутские заброшенные дома.
    И больше бы фоток про дом этого капитана, а то в тексте про это много, а картинок про дом купца нет

  • Миша, тебе надо было использовать фото домов с кружевами из Томска. Там много таких строений пожгли богатые варвары, но часть прошлого наследия сохранилась…

  • Печалят пластиковые окна в старых деревянных домах. Нелепы они там. Неужто не сделать хорошие деревянные рамы?

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста