Харбин – двойник Иркутска

Оказывается, в столице Маньчжурии очень много домов типичной с Иркутском застройки. Дело в том, что масса белоэмигрантов при отъезде из Иркутска взяла с собой проекты домов и уже на китайской территории построила соответствующие строения. Отток населения из Иркутска можно сравнить с Ангарой—как бы полна жизнь не была в Байкале поток мощной иммиграции всегда шёл вровень в наполненностью полной чаши жизни. Не так давно в Харбине побывал Василий Горшков—иркутский предприниматель, искавший там корни своих предков Нелюбимых. Военный его прадед только и успел, что сам уехать; семья его осталась в Иркутске,… Что стало с ним, и его новой харбинской семьёй узнать не удалось.  Василий назначил встречу в кафе. Захватил с собой ноутбук и начал показывать фото с той зимней поездки в Харбин.

— Такие связи Иркутска с Харбином проистекли именно из-за строительства железной дороги. Ею заведовал цесаревич Николай II. Александр III поручил строительство этого участка своему царевичу. Николай мнокоратно бывал с семьёй по делам и в Иркутске.  Мотался он, получается, по долгу службы отсюда в Читу и Хайлар и Харбин, где была ещё резиденция имперских железных дорог.  Но самый главный отдел этой царской дороги в Иркутске—потому, что Иркутская губерния была столицей много чего—и Аляски и всей Сибири, сосредоточие управления многими краями. Ведь и все экспедиции Колчака по изучению Севера сформировались здесь—в Иркутске, и не Восток было его не миновать. И потому когда того же Колчака расстреляли, остатки его армии перешли по льду Байкала во главе с Деникиным, двинулись по диким степям Забайкалья на самый дальний Восток.

Семья его осталась тут в Иркутске, там в Харбине дедушка Нелюбин завёл новую семью. Вот остатки кладбища в Харбине, несмотря на табличку «Охраняется государством» вид у него заброшенный и печальный. И как у нас было при Советах—точно также сейчас у Китая—склад в этом полуразрушенном храме. Вот рядом со мной стоит экскурсовод Сергей полурусский-полукитаец. Ведь после того, как от японцев Харбин был освобождён, наши войска вошли туда и объявили большой сбор белоэмигрантов в театре на…банкет. Но обманом заманив, всех собрали и расстреляли с семьями. Патронов было мало и их связав в ряд одной пулей всех на болотах убили… Эта история закрыта—нет свидетельств.  СМЕРШ—вот кто каратели были, а японцы эмигрантов не трогали, более того берегли…

В 1956 году Мао начал русских у себя притеснять. Более того, Харбин считается городом ста разведок — там сидели представители всех ведущих стран мира. Более того, все концы ведут в Иркутск—тоже крупнейший транспортный узел всех времён и народов. Вот например, узнаёшь здание в Харбине? Это же наш Русско-Азиатский Банк, ныне это на Ленина поликлиника. То, что было построено иркутскими инженерами тут по тем же чертежам было воссоздано и тогда там. С 1921 вплоть по 1941 всё там строилось во всю. Получается, забрав проектную документацию на строения тут они поехали тут с ними…

— …а вот, посмотри, какой памятник, обрамлённый килограммами золота сделал нам Китай в знак признательности за освобождения земель Китая  от японско-фашистских захватчиков. Их уничтожали массово—как балласт. Их только как рабсилу использовали.

А вот точно такое же здание в Харбине—как у нас на Урицкого в торговых рядах.  А вот опять же в Харбине памятник окончанию войны и освобождению Китая поставил Сталин. Более того, он намеревался на полном серьёзе всю Маньчжурию забрать себе—в Союз!  И Мао вымаливал не делать этого. Историки подтверждают, что когда Мао Цзе Дун приехал в Москву, то Сталин его не принимал—по причине явного визита. Мао буквально умолял Сталина отдать обратно освобождённые территории Маньчжурии, поскольку последние императоры Китая как раз были маньчжурами и потеря такого региона была губительна для облика страны и имиджа кормчего. На пяматкике стоит дата 3.09.45—хотя война официально закончилась в августе в Китае, а Харбин был сдан Японией последним. Несмотря на то, что у японской армии были серьёзные проблемы со снабжением и снаряжением—часто снаряды не подходили к орудиям, а воевать они с русскими так и не научились—их же учили англичане—а боевые тактики русских постоянно менялись и совершенствовались практикой, их громили уже отборные части, прошедшие весь фронт. И уже в нашем тылу и плену выжить удалось лишь трети пленных японцев—морозы и пр.

Что касается генерала Капеля, он, уезжая из Сибири, точнее сбегая, отморозил обе ноги, которые ему впоследствии были ампутированы. Но он оставался в седле, веря в ту идею, чтоб освободить Россию от заразы, была подхвачена Врангелем, Деникиным и Колчаком. Погиб под городом Нижнеудинском в теплушке санитарного поезда. Погиб при операции.

Производил ампутацию врач румын, и произошла передозировка. Была ли это диверсия со стороны бело-чехов или ошибка со стороны врача—непонятно. Организм генерала был полностью истощен. Но вернёмся в Харбин. По поводу поиска оставшихся от беглого генерала родственников, ведь у него там оставались свои дети. Когда папа был русский, а мама китаянка—их уже не высылали из Китая в 50-е. Все они были уже гражданами Китая. Судьба всей русской эмиграции в Китае попросту трагична. Потому что как только наши освободители как только разгромили Квантунскую армию в Китае, «СМЕРШ» начала истреблять бывших белогвардейцев. Ихние семьи. Происходило это в очень жестоком виде. Экономили патроны. Началось с того, что по случаю окончания ВОВ и освобождения Харбина, Генералитет устроил очень большую встречу в местном театре. Пригласив всю белогвардейскую элиту, что проживала в Харбине и близлежащих селах и городках. Как только бывшие белогвардейцы с семьями переступили порог театра, который был оцеплен органами СМЕРШа, автоматчиками,  все люди были арестованы, сосланы в близлежащий эвакуационный лагерь и впоследствии убиты с семьями в болотах. Это делалось так: связывали всю семью в ряд 3-4 человека и стреляли главе в сердце и связку эту всю, живы ли остальные или нет, скидывали тут же в болото. Остальных отправили в концентрационные лагеря на территории СССР. И были либо расстреляны, либо отбывали срока на территории Магадана или других северных территорий нашей страны.

Знаете, когда приехал впервые в Харбин, искал там человека, который явно владеет архивами и кое-какими списками погибших. Но тот человек был в отъезде в Австралии. Нашел зато другого человека, искусствоведа, который занимался этой проблемой годы.  Сергей Ерёмин—человек уже тогда этот был преклонного возраста, или как экскурсовод берёт совсем небольшую плату—именно эрудированные и обстоятельные всё по улицам. По всем этапам китайско-русской истории:  республика Гуанчжоу, до КНР включительно. Как понял с разговоров Ерёмина у него отец был китаец, а мама русская из Владивостока. Всей истории Романовской семьи. Сам Александр ІІІ уделял большое внимание железной дороге. Потому что прекрасно понимал: не будет железной дороги – у России Востока  нет

Тогда назревал на Востоке конфликт между Россией и Японией. При этом существовавшая тогда железная дорога проходила по территории Маньчжурии, и был договор между царским двором и династией Китая, поскольку тот участок дороги, который теперь есть на территории Дальнего Востока требовал колоссальных средств на свою постройку. Тогда эти места были каторжные, привлечение местной силы требовало отдельных усилий. Весь персонал управленцев был русским, остальной рабочий люд же  в основном китайским.

Что касается Харбина, то когда при Мао город стремительно разрастался, люди из всех китайских деревень переезжали жить в растущие города. Русские были просто смяты.

ПАМЯТНИК РУССКИМ ВОИНАМ В ШЭНЬЯНЕ

 

Китай был известен мне по видовым почтовым карточкам Маньчжурии конца XIX — начала XX вв., Русско-японской войны и строительства Китайской Восточной железной дороги. Узнавая прошлое этой страны, мне хотелось увидеть ее современное состояние, особенно места былого русского присутствия в Маньчжурии (Харбин, Мукден и др.).Моя первая поездка в Китай явилась результатом многолетнего общения с китайским коллегой, коллекционером старых открыток Китая Юй Хуном.

Я не буду описывать те впечатления, которые остались у меня от всей поездки (это отдельная тема), а остановлюсь на очень важном событии, которое произошло там с нами. Этому событию предшествовало интервью, которое я и мой коллега Юй Хун дали центральной газете пятимиллионного Шэньяна (в конце XIX — начале XX в. европейцам город известен как Мукден, главный город Маньчжурии и китайской провинции Шэн цзинь. Название Шэньян существовало со времени династии Юань (1280-1367). — Ред.). Темой разговора на страницах газеты было коллекционирование русскими и китайцами почтовых карточек с видами города Мукдена. После публикации статьи нам позвонили из редакции и сообщили, что с нами хочет встретиться местный историк-краевед. Мы дали согласие на эту встречу, которая и состоялась на следующий день. Местным историком оказался 35-летний молодой человек по имени Цан Хунг. Прошло теплое общение коллег. Говорили об истории Маньчжурии. Мы были удивлены тому, что в немалой коллекции Цан Хунта практически не было русских открыток с видами Маньчжурии, а были в основном японские и китайские издания. Разговор зашел о Русско-японской войне 1904-1905 гг. Он показал японские журналы, вышедшие сразу после окончания боевых действий. В них было описание войны японской стороной, естественно, прямо противоположное русским публикациям того времени.

Больше, по словам Цан Хунга, ничего русского в городе нет. Он сообщил, что есть еще одно старое сооружение, архитектура которого напоминает европейский стиль, но о нем никто ничего сказать не может.

Решили съездить посмотреть. Как только из-за угла близстоящего здания появилось то «европейское сооружение», я сразу понял, что это русский храм. Издали он смотрелся, как воин времен средневековой Руси, облаченный в шлем и кольчугу, по пояс вросший в землю. Когда мы подошли ближе, уже не было сомнений в моей правоте. Мы находились со стороны алтаря, который расположен так, что алтарная часть находится на территории местной школы, а его передняя часть со входом — на территории другой организации. Мы обошли школу, чтобы посмотреть храм со стороны входа. С этой точки картина была следующей: слева и справа от входа китайцы построили два небольших здания (слева — одноэтажное, справа — двухэтажное), вместе они значительно закрыли обзор церкви со стороны двора какой-то фирмы. Вход в храм располагается между этими строениями. Мы подошли к большой двухстворчатой двери, через ручки была продета цепь, и висел замок. Я спросил Цан Хунга, был ли он внутри сооружения. Он ответил отрицательно, насколько он знал, туда никого не пускали.

С мыслью, что нам не разрешат войти в храм, мы собрались, было, уезжать. Но тут я поймал себя на мысли, что приехать издалека и не посмотреть эту достопримечательность изнутри было бы непростительно. Я сообщил о своем желании Цанг Хунгу и Юй Хуну. Они меня поддержали, и начался поиск хозяина этого здания. Через некоторое время он нашелся и после длительных уговоров дал согласие открыть двери храма. Причем, согласился он после того, когда ему сообщили, что русский приехал в Китай специально посмотреть этот храм.

Китайцы доброжелательно относятся к россиянам, они помнят о добре, которое русские сделали для их страны. Особенно теплое отношение чувствуется от китайцев старшего поколения, которые учились в СССР. Таковым оказался и этот хозяин, он доброжелательно поздоровался со мной и сказал, что я буду первым русским человеком, который посетит это здание за его долгое время работы. Он не имел никакого представления, что это за здание, кем и когда построено. Когда сняли замок и открыли ворота, внутри мы увидели множество коробок, занимавших почти все внутреннее пространство. Оказалось, что храм в течении 50 лет используется как склад. Благодаря этому его интерьеры практически полностью сохранены. Перед нами возвышалась стена алтаря, выложенная из камня, к которой мы с трудом пробрались. В правой части стены была видна дверь, ведущая в алтарь. Слева от входа в храм располагались два яруса стеллажей с коробками, а справа было свободное пространство, которое позволяло увидеть правую южную стену храма, в которой раньше было окно в виде креста, а ныне через проем видна кладка из кирпича вплотную к храму построенного здания. По обеим сторонам окна-креста на стене расположены памятные доски.

Комментарии: (1)

  • Оказывается СМЕРШ расстрелял русских эмигрантов в Харбине, раньше писали — китайцы их выжили — не терпят чужеродных переселенцев у себя. Они виноваты в уничтожении русского Харбина. А их чайнатауны по всей планете. Еще историки про 117китайских красных дивизиях поговаривают — сражались зверски в гражданскую. Остатки потом вернулись в Китай делать революцию.

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста