Сам себе маг

С Андреем Дюковым нас познакомил меня друг поэт Андрей же Юрченко. Оказалось Дюков харизматичный магистр визуальных искусств. Артист оригинального жанра и из театра кукол.

— Мне было уже 24 года, когда впервые занялся искусством. До того работал на авиазаводе. Семья моя все потомственные жестянщики — слесаря. И отец был в шоке от моего внезапного решения. Мой дед  воевал на многих войнах. На Финской он вывел из окружения 15 человек. И когда он уже отвоевал и пришёл домой—у него уж рос сын, то есть мой отец. Назвали Владимиром Ильичом.

— Моя семья уехала из Москвы, и уже я родился в Иркутске.  Отца на фронт не брали, потому что он был мастером-золотые руки и его эвакуировали вместе с заводом сюда. Отец мой очень долго вспоминал, как они тушили зажигалки на крышах домов Москвы. И когда мой дед, поступив на авиазавод в итоге умер от воспаления лёгких, бабка в сердцах сказала: «Если бы он до сих пор воевал—был бы жив!» Отец тоже пошёл по его стопам. Также поступил на авиазавод, работал на топливных баках, меня готовили туда же. Отучился в авиатехникуме, сходил в армию, вернулся в авиацию и проработал на авиазаводе два года.  Но что-то во мне перевернулась, и я пошёл заниматься в цирковую студию при  заводе имени Куйбышева. У меня были там тяжеленные железные шары. Я их катал, кидал и использовал как ядра. А там я их кидал, жонглировал ими и подарил мне их цирковой артист Евгений Острицкий.  Три года я занимался и кидал эти шары. Но до последнего стать магистром визуальных искусств в Советское время даже не мечталось.

— Помню только, что когда они внезапно падали на сцену и слыша по звуку их вес, зрители ещё громче мне аплодировали. Так продолжалось довольно долго, пока однажды проходя мимо театрального училища, не зашёл туда из непреодолимой тяги. Там была такая домашняя атмосфера, там встретил девочку-кукольницу, мы с ней подружились, она была с преподавателем и мы с ним тоже быстро нашли общий язык. Узнав, что ещё увлекаюсь резьбой по дереву меня убедили подавать документы в театральное.  После этого поговорив с отцом, я убедил его, что не хочу быть пушечным мясом  и делать боеголовки для этих целей. А тут ты артист оригинального жанра. Фокусы. Иллюзии. Жонглирование. Кукольное шоу. Марионетки. Веселый балаган. Разве это не другая вселенная?! Конечно, я сразу на 180 градусов развернулся и со всем энтузиазмом юности кинулся туда.  Несмотря на то, что я уже учился в пединституте и  учился на преподавателя технических дисциплин. Любая учёбы давалась мне легко, а тогда такое время было, что люди горели своим делом, старались изучать все грани мастерства и творчеству были преданы душой.

— Мне это нравилось ещё и потому, что я и самих кукол мог вырезать из дерева и вообще чудеса творить! Любой человек ждет чудес, особенно на свой праздник. Сделать это событие волшебным и незабываемым – вот что мне было по силам. Удивить всех, стать вдруг настоящим  фокусником.

Когда отучился в театральном, меня хотели направить в маленький город между Чёрным и Азовским морем. И несмотря на то, что приглашающей стороне я очень понравился, туда я не поехал потому что тогдашний директор училища отговорила меня тем, что там будет война. А всё что с ней связано, по своей интуиции избегал уж довольно давно. Послушал её и остался в Иркутске.  К тому же приехал в Иркутск новый режиссёр Людвиг Григорьевич Устинов и тогда же перед 90-ми открылся стационар у Иркутске и кукольного театра. До того он был разъездной.  Помню даже как мы выкапывали яму под сценой—ведь у кукол должны быть дирижёры—для нас. Тогда же у нас работал удивительный человек механик Сергей Агулов—много чего для нас придумавший, например механических кукол. По тем временам это было просто откровение.

Вот и получается, что если сейчас мне 57, пришёл  в театр в 28—то вот и выходит, что скоро 30 лет! За эти годы играл в «Божественной комедии», в «Ангеле поневоле» и в цирке «Шарадам». Потом пошла мода на взрослые спектакли. Больше всего я играл клоунов, циркачей, там, где нужна ловкость. Нужно было показывать фокусы в театре. Но тогда этому нигде не учили. И однажды в Иркутск приехал фокусник Владимир Козлов, и он меня получил. Несмотря на то, что фокусники чаще всего хранят свои секреты при себе, он откликнулся и даже пришёл в наш театр в гости.

— Тогда ставили «Маленького принца» и Агулов лепил всяческие розочки, накладные руки и шевелящиеся рты кукол, и прочие чудо-детали постановки.  Проникнувшись этим действом маг сказал—вот это фокусы, а всё что я тебе и могу показать—это лишь ловкость рук. Тогда он прислал мне видеокассеты с мастер-классами светил. Он меня сразил таким фокусом сам: подбросив карты вверх—над головой—уже на голову они упали ему в виде шляпы.

А уже в Музыкальном театре Олег Грандович Кешишьянц научил меня танцевать чечётку. Однажды же в наш театр зашли Сергей Шакуров и Нонна Мордюкова, и актриса оставила мне автограф на холсте. Долго эту вещь  храню. Однажды даже выступал на слёте американских эмансипатов.  Потом стал смотреть на забытые жанры, такие как шпагоглотание, Такими как протыкание рук-ног, в этом  удивляет то, что когда чем-то живо интересуешься, находишь учителей. На гастролях обязательно найдётся тот, кто тебя подучит…  В Питере встречался с человеком, коллекционирующих встречи с паранормальными навыками.

 

Справка: Андрей Дюков — выпускник Иркутского театрального училища 1986г. по специальности артист-кукловод. Маг, в совершенстве владеющий актерским мастерством. Лауреат премии актерских капустников «Актерская весна 2012». Обладатель юбилейной медали «В честь 350-летия Иркутска» от губернатора Иркутской области. Участник городских и областных праздничных мероприятий.

 

Комментарии: (1)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста