| Источник

Десять тонн книг за три дня

Люди по часу стояли в очереди, чтобы получить автограф любимого автора.В Иркутске сентябрь самый фестивальный месяц в году. Театры, музыка, литература и, конечно, книги. Во второй раз в областном центре прошел Международный книжный фестиваль. Организаторы подсчитали, что в первом фестивале, в мае 2017 года, участие приняли 50 писателей, поэтов и критиков, 90 издательств. Тогда было продано восемь тонн книг. В этом году в фестивале приняли участие уже 120 издательств и 80 спикеров, было куплено десять тонн книг.

В очередь за автографом— Главная тема фестиваля: «Контуры нового мира». Литература всегда предвосхищает будущее. Но вот контуры его самые разные. Мы считываем их по-разному — через комиксы, классическую литературу, современную прозу или поэзию, фантастику, нон-фикшн или сказки. Это один из способов познания мира. Фестиваль и его популярность показали, что контуры будущего сегодня — это страна, в которой ценят знания, уважают разные мнения, дискутируют, слушают и понимают, пишут и читают. Нам это будущее нравится, и мы уверены, что формируют его именно такие события, — говорит куратор ИМКФ, литературный критик, главный редактор сайта gorky.media Константин Мильчин.

Встречи с писателями, автограф-сессии, презентации новых книг, мастер-классы, дискуссии, лекции, круглые столы и спектакли — всего три дня фестиваля включают 120 событий. Подсчитано, что в них приняли участие 15 тысяч человек. Спектакли Школы-студии МХАТ посмотрели полторы тысячи зрителей. Некоторые прохожие даже решили, что в Иркутске еще раз решили отметить День города. Главными событиями, которые собрали максимальное количество посетителей, стали выступления русско-британского журналиста Оуэна Мэтьюза, норвежского прозаика Эрленда Лу, армянской писательницы Мариам Петросян, автора бестселлера «В интернете кто-то неправ» Аси Казанцевой.

Рады возможности пообщаться были не только читатели, но и авторы.

— Зачем мне как автору такие фестивали? Никакой другой формат не дает чувства общности с читателями, а для меня это важно. Для меня нет понятия «страна», «общество», «поколение», есть понятие конкретного человека. И на фестивале я вижу конкретных людей, для которых пишу. Поэтому я готова срываться из Москвы и лететь в Иркутск, чтобы это чувство общности испытать», — говорит писательница Линор Горалик.

Судьба одной старой книгиИздатели и продавцы книг рассказывали много любопытного. Например, Штильмарк. Вам ничего не говорит эта фамилия? Ах, да, «Наследник из Калькутты», вспоминаете? Многие в детстве эту книгу зачитывали до дыр… А кто знает, что писалась она в сталинских лагерях?!

Оказалось, что жажда жизни и отчаянная попытка выбраться на волю заставили автора этого фантастического в своей геометрии путешествия взяться за перо. Книга была выпущена в 1958 году и пользовалась большой популярностью. А убедил его в необходимости творить вор в законе — некто Василевский, у которого была идея-фикс написать захватывающий роман.

— Штильмарк потом писал много. В следующем, 2020 году будет впервые издан роман «Крылатый пленник» о жизни его близкого друга, летчика-истребителя, который попал в немецкий плен. Трижды бежал из этого плена, включая лагерь смерти Дахау, и остался жив. Мы провели большую работу с правонаследниками. Эту книгу будем издавать к юбилею Победы, — говорит Александр Князьков, издатель фирмы «Руда».

Много внимания было уделено на фестивале детской литературе, а посетив некоторые из встреч, можно было узнать, как написать авторский текст.

— После фестиваля 2017 года в Иркутске появились поэтический слет, новые книжные магазины. Иркутяне удивляли своей активностью — за автографами Аси Казанцевой очередь была длиной под сто метров, а в очереди за автографом Мариам Петросян люди стояли по часу. Люди понравившиеся книги пачками уносили из ярмарочной зоны. Это очень приятно, — говорит Михаил Фаустов, программный директор Иркутского книжного фестиваля.

Литератор Оуэн Метьюз один из английских гостей Иркутского книжного фестиваля. Но пишет он свои большие романы только о России, об СССР, об учёных, шпионах, о своей семье или великих авантюристах.  В 15 лет ещё в Лондоне на русском языке услышал рок-оперу «Юнона и Авось»,  а по прошествии 30 лет написал книгу о Николае Резанове. Презентует её на месте жизни Резанова.

— Был в Иркутске 25 лет назад, и безумно рад вновь посетить этот город. Перемены колоссальные! То, как сохранен исторический центр Иркутска меня очень радует. Воссоздаются старые кварталы. Хочу представить мою книгу «грандиозные авантюры. Сказочная История Николая Петровича Резанова, которого знают все как героя «Юноны и Авось». И на самом деле впервые я о нём услышал через рок-оперу Рыбникова.  Как историку мне очень интересно было узнать, кем же достаточно непонятный авантюрист на самом деле является — историческим очень сложным  человеком, или просто персонажем.  Он дворянин, мечтатель, герой-любовник. В отличии от всех многих других, он был деятельный мечтатель и сам сформировал историю свою и своей страны. И он почти осуществил свою мечту на тот исторический период—сделать часть Америки Российской. Вдумайтесь, ведь эти самые казаки-покорители Сибири были те же самые люди, что основатели русско-американской империи. Эти охотники на пушнину и были первооткрывателями Аляски и всего севера, как своего, так и другого континента. Двигаясь как невообразимо-безостановочная сила весь 16, 17 и 18 века на Восток они же были наследователями всего этого начинания, ведь Резанов был зятем Григория Шелехова.

Григорий Иванович Шелихов (Ше́лехов1747Рыльск — 20 [31] июля 1795Иркутск) — русский исследователь, мореплавательпромышленник и купец из рода Шелеховых, с 1775 года занимавшийся обустройством коммерческого торгового судоходства между Курильской и Алеутской островными грядами. В 1783—1786 годах возглавлял экспедицию в Русскую Америку, в ходе которой были основаны первые русские поселения в Северной Америке. Основатель Северо-Восточной компании.

И всего лишь пушная охота позволила превратить гигантскую часть суши в свою собственную. И видел Россию как часть мира—не отдельно-обособленную империю.  Он был первым, кто двигал Россию как современную, активную, связанную со всем миром страну.

— Но ведь без экономики во все времена империи не создавались…

— Верно, из копейки всегда полезнее сделать сразу гвоздь, чем держать копейку под подушкой. Потому в самом начале своей компании русско-американская компания печатала свою валюту на кусках шкуры… моржа. Эти квадратные лоскуты грубой кожи до сих пор существуют в музеях. Но при этом никак нельзя было тратить такую валюту—не было не только магазинов, но и снабжения. В любой колонизации и авантюре века кадры решают всё, а там тогда кадры были самые чудные… Люди которые по истечении 18 и начале 19-го были волонтёрами-пионерами, надо было просто уж не удержаться в полубандитском-полукриминальном тогдашнем Иркутске—старте всего дела.

Иркутск был фронтиром. И здесь по аналогу Дикого Запада Америки законы почти не работали… Здесь же сходились те  самые религиозно-одержимые, неуправляемые и алчные элементы. Если даже здесь они не приживались—они ехали дальше—в Русскую Америку.

Текст: Михаил Юровский

Комментарии: 2 комментария

  • Интересная закономерность — чем больше восторженных людей искусства тем хуже народ живёт и разум теряет. Как знающие люди говорят что искусство — средство ведения войны против человечества. В культурстолице это особенно заметно.

  • Фестивали — праздники с пирогами тоже не плохо, люди радуются — уже хорошо.

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста