1

Как боец «забывает боль», так пишущий «забивает тоску» повседневности, делая былью реальность… Был бы Смысл… а чутье дадут действия. Пранаяма научила присутствовать здесь! Чувствую, кайфую сам от себя. Живу, печь топлю, дышу, наслаждайся… и: ты всюду! Утром — овсянка, сэр, вечером — перловка. Иногда картошка, а чаще вареная свекла. Идеальная диета. Если еще иногда очень глубоко дышать… У крутых берегов ярого Байкала. Видео хоть каждый…

далее ... Михаил Юровский
0

Бывают дома особые. Будто они могила твоих предков. Будто твой клад. Твое детство. Твоё – всё. Один из таких маленьких, с виду неказистых, но очень уютных внутри домиков — стоит у Шаманки, скалы священной. От которой так просто глаз не оторвать. Мимо не пройти и она всегда манит… Те, кто её увидел впервые – уверены – они её уж видели. Всё что можно святого в…

далее ... Михаил Юровский
0

При моём житье на Ольхоне мы подружились с местным балагуром и весельчаком Алексеем Васильевичем Копыловым, 93-х лет от роду, ветераном ВОВ и таким заводным человеком, что многим молодым не угнаться за ним. Сейчас – зимой он держит 8 коров, летом по 12. Ездит на жигуленке по Ольхонским буграм лихо, пьёт водку наравне с молодыми, курит, рассказывает военные истории, сожалеет об упущенных любовных отношениях на войне,…

далее ... Михаил Юровский
4

Отсутствие финансирования и сознательной организованности пользователей земных благ создают в Ольхонском районе показательно-вопиющую ситуацию. С одной стороны турбазы и отдыхающие – с другой местные жители и местная власть. Первых летом в разы больше. Но решать их проблемы вынуждены местные – с микроскопическим бюджетом, нашими кризисами, отсутствием дорог как зимой по не встававшему долго и мигом уже стаявшему льду, так и летом – будет ли дорога…

далее ... Михаил Юровский
0

Живу ныне у залива Харанцы почти что уж второй месяц. Днём тут читаю, колю дрова, вечерами провожаю Солнце за море, беседую с Петрой – мы отлично понимаем друг друг без явно общего языка – на одном доверии. Чай пьём при свечах. Длинные ночи провожу — в воспоминаниях и размышлениях. Только Солнце стало ближе к весне ярко и тепло светить, понял вдруг как тут грустно. Степь. Хоть…

далее ... Михаил Юровский
0

Самым успокаивающим делом автостопа является обнаружение себя в маленьком городочке. Между большими разницы давно уже никакой. Маленькие же сохраняют ауру гостеприимства. Черемхово. Особо хотел отметить статный шахтёрский город. Чем-то похожий на Кемерово. Центральный жилмассив у улицы Ленина со сталинскими массивным пятиэтажками, домом культуры, очень уютен. Летом тут тенисто и не людно. Город расположен на холмистой возвышенности, на небольшой речке Черемшанке, примерно в 20 км к…

далее ... Михаил Юровский
0

Как всегда спонтанно собравшись – в течении часа все решив, в последний момент получив не чаемые уже пять штук, купив продукты по пути и отдав Шульцу ключи от квартиры, двинул на полуобитаемый каменистый и примороженный декабрём остров. Самый крупный на Байкале, самый загадочный – и пляжи гавайские и горы гималайские, лесотундра, да ветра такие, вьюги, что не выйти, плюс полное отсутствие дождей летом… Маршрутка с…

далее ... Михаил Юровский
0

Сложнее всего объяснить, почему интересней всего ездить по степи. Может быть потому, что сам горизонт тут равен нулю. Что нет особых ориентиров, нет никаких прибежищ и нет четкого отсчета и изменения пути — всё одно… Но… она такая живая, такая на самом деле сдержанно-разная, такая вечно свежая степь! И меня туда тянет без особых причин все сильнее и сильнее. Казахская, тувинская, алтайская, калмыцкая, бурятская, монгольская…

далее ... Михаил Юровский
0

История 65-летней жительницы Германии, связавшей свою судьбу с судьбой байкальского острова. В продолжение темы о Симоне с Ольхона. Погоня за деньгами и власть разрушают этот чудесный остров — к такому выводу пришла простая немецкая пенсионерка, вызвавшаяся стать хозяйкой на чужой земле. Я встретил эту одинокую женщину в доме у моих давних друзей — Симоны и Леонида, к которым заглянул однажды «на чаек». Тогда-то я и…

далее ... Михаил Юровский
0

Германская Декабристка 70-летняя немка вот уже 15 лет живет вместе с любимым 68-летним русским мужчиной в экстремальных условиях на малообитаемом острове на Байкале. Иностранка, чей отец-поэт воевал против русских в Великой Отечественной войне и погиб под Ржевском в 1942 году, хочет остаться жить в сибирской глуши навсегда. Электроэнергия и мобильная связь на острове Ольхон в деревянной избушке у Симоны (Бендхильд) Халемайер появилась только 2 года…

далее ... Михаил Юровский