Есть на Эльбе чудная крепость Бастай. Бастион по-русски значит. Это совсем недалеко от фермы Увэ, где я кидаю навоз от национальной гордости немцев—ослов, которых они очень ценят… Потому что это символизирует национальный характер. Как свинья культ для испанцев, а Мишка – наш человек из леса. Так вот ферма Увэ находится как раз напротив крепости Кёнингштайн —  её стоит посетить каждому любителю замков, исторической реконструкции и просто ветхой старины. Ну а крепость Бастай—чуть ближе к городу Дрездену, и просто сворачивая с узкой и уже убитой немецкой дороги в лес ты вдруг оказываешься на песчаных Столбах на берегах речки мира Эльбы.Гора названа Королевской — Königstein. Также называется и крепость, впервые упомянутая в документах чешского короля Вацлава I в 1233 году. После 1459 года, когда была окончательно установлена саксонско — чешская граница, крепость оказалась в маркграфстве Мейсен. Именно сюда, за неприступные сорокаметровые стены крепости после долгих безрезультатных опытов по получению золота в 1704 году был переведен из Дрездена алхимик Иоганн Фридрих Бёттгер. Он оказался под надзором коменданта крепости графа Э. В. фон Чирнгауза, математика, физика, минералога, владельца стекольного завода, который активно занимался поисками способа создания фарфора. Совместные их усилия позволили уже в 1705 году получить красный фарфор, названный впоследствии «бёттгеровским». Через три года, 15 января 1708 года, уже в Дрездене, ими были получены первые белые полупрозрачные пластины европейского фарфора. Когда по Европе катилась волна восстаний и революций 1848 — 1849 годов одним из руководителей восстания в Дрездене в мае 1849 года оказался русский анархист Михаил Александрович Бакунин. После подавления восстания он был арестован, приговорен к смертной казни и содержался некоторое время в крепости Кёнигштайн, но вскоре был выдан Австрии, где был также приговорен к смертной казни за активное участие в Пражском восстании в июне 1848 года. Во время Первой и Второй мировых войн крепость использовалась в качестве лагеря военнопленных. Здесь же в замке были спрятаны картины Дрезденской галереи старых мастеров.

Тут полно евро-туристов, в основном израильтян тут столько же много как китайцев на Байкале… Платишь пять кажется евромонет идёшь сразу к обрыву – тут каменные гиперпальцы растопыркой смотрят в небо, по ним как мухи ползают автоматически двуногие перелётные тараканы отовсюду.

А речка Эльба конечно шикарна: в ширь и вглубь—местами выше пояса, чтож, стоит жара осенью. А когда она раздольно разливается – а случается это очень часто – пол германии просто смывает… Вот потому то мои друзья из приголандской Дюсельдорфии и боятся повышения мирового океана Вернёмся к Столбам. Они действительно как окаменевшие руки великана торчат к небу и вечности.

Но этого мало просто очень дотошно-обустраивающимся кругами немцам. Они нагородили тут лестниц, вокруг каждого пальца великана есть кольца виадуков и серпантины тропинок из бетона. Дух захватывает глядеть вниз – а кругом леса, будто ты не в еврозоне, а под Красноярском – на их Столбах. Тут конечно всё пучком – никто не спорит: компакт унд орднунг, мониторинг бунд абенд, я, я натюрлих! Шпацирен дас ист антифашист. Внизу, чуть выше по течению реки, хорошо видны домики курортного городка Ратен, разделенного водой на Оберратен (на левом берегу реки) и Нидерратен (на правом берегу). Между ними курсирует канатный паром, использующий для движения энергию течения реки

Вот таки закрепили школьный курс немецкого, по порно! Вообще всё хорошо конечно, но вернуться туда, пожить в палатке, или просто захотеть остаться тут вообще на   желания, ни разу не возникало. Если у нас где решил—зависнуть сможешь, то тут такой ценник, такой трафик, что не то что заплатить за всё, остановить всё это ж не сможешь – зачем тебе тогда весь тот супериминимирок – если никакого уединения, тишины тут нет в помине. Выходя из Бастая, был остановлен русской речью. Спрашиваю людей наших: вы откуда же будете? Они мне – ну очень издалёка, вы там точно не были, Да, как интересно, уточняю, они из Иркутска! Они на радостях даже купили моих «Шаманов Байкала» аж за 20 евро –явный рекорд по цене… С соседней угловой улочки от меня. Равно как и встреченная в Дрезденской галереи молодка – та уже мнит себя с евро-паспортом до гроба – модница залётная, но тоже говорила, что издалека…. Вообще, если б не мороженое, да подаренные мне Петрой очки в ЗД формате, всё казалось б мне безвкусной копией с нашей родной супердействительности, где и вода журчее и трава посочнее. Но чтобы кто не говорил о немецкой аккуратности – то только фасад, созданный руками приезжих Сами немце пьют как лошади свой псевдопивной газированный пенный напиток и едят только… мясцо и кислющую и жирнющую капусточку. Чего-чего, а в отличии от Испании общепит тут развит разительно – всё натурально, даже в аэропортах всё очень по-домашнему вкусно, весьма приятно.

Рай для велосипедистов и перелётных уток, которых тут не то, что стрелять, приносить домой их даже строжайше запрещено. У нас то бы, конечно, зачем бы стрелять – голыми руками, сачками бы этих транзитных кур-дур переловили бы да и посадили домой в клеточку—детям потеха, ну а когда деньги кончатся, так ведь можно и зажарить цесарку-то, наконец,… Кто б сомневался в этом. Вот в этом и разница мировоззрений – у нас никто не забыт и ничего, чтоб не пропала, у них – да лети ты пропадом, и чтоб тебя ещё раз вспомнили добрым словом после неоплаты отпуска—найн Так что у нас охотниками являются даже пенсионерки, а у них они как дипломаты по миру летают. Вызывая священный трепет у тех, кто этого себе позволить ну никак уже в этой жизни не сможет… Хорошо хоть улететь дали из еврозоны, хоть и с перебитым крылом, но вовремя успел на самолёт. Единственное что запомнилось, это дружеский вопрос полицейского в аэропорту Дрездена, Ах, на Москау, он во весь рот лучезарно улыбнулся, ну тогда без вопросов – единственный формальный вопрос от их структур, и тут же гутен нахт – нет, нет, не нахер идти велел, спокойной ночи пожелал Вообще, со столбами у них полный порядок – как и с айн, цвай, полицай, кофе и хорошим вином.   

Комментарии: (1)

  • в середине восьмидесятых мне в германии очень понравилось,люди были совсем другие,может я был еще зелен,много не замечал,но мне понравилось.

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста